Close

25.02.2019

Не ждите от адвоката чуда!

Уголовный адвокат в Москве.

Россия – страна не только большая, но и крайне специфическая. Специфика эта пронизывает все стороны жизни и деятельности россиян, в том числе и адвокатскую деятельность. Надеюсь, что вам будет интересно немного заглянуть за её кулисы.

А вы, уважаемые читатели, можете прокомментировать, возразить[1], или задать свой вопрос — по телефону, либо в форме обратной связи.

Итак, для адвоката все клиенты делятся на тех, кто не может проплатить услуги самого лучшего адвоката – судьи – и тех, кто может себе это позволить. Так получилось, сейчас такая жизнь…

Соответственно, вторые, для решения своих проблем, сразу обращаются к «почтальонам», т.е. адвокатам, которые передают денежные средства из рук клиента в руки следователя, прокурора, судьи. О них речи в настоящей статье идти не будет… может быть в другой раз я подробнее расскажу про «почтальонов», про «адвокатскую рулетку», про «работу в ящик», про «хорошие приговоры» и другие специфические нюансы, связанные с адвокатской деятельностью.

Сегодня же я остановлюсь на работе обычных уголовных адвокатов, которые тянут свою лямку в соответствии с требованиями законов и иных нормативных актов, регулирующих их деятельность.

С чем нам, адвокатам, приходится работать? С какими ситуациями?

Признательные показания.

Самая распространенная из них, когда приходит клиент, или ты встречаешься с ним в СИЗО, и выясняется, что он уже дал признательные показания! Часто это объяснения сотрудникам уголовного розыска, рассказал что и как произошло, а позже, наслушавшись умных советов сокамерников или просто «грамотных»  людей, принял решение отказаться от этих показаний будучи абсолютно уверенным, что суд будет строить приговор на его измененных показаниях. С его точки зрения это абсолютно логично, поскольку ему так хочется.

При этом, аргументы в пользу новых показаний приводятся следующие (типовой набор отмазок):

— меня прессовали;- … 

Вот, в принципе, и всё. На большее, у большинства, фантазии не хватает… хотя бывают и исключения.

Так вот, исходя из своего опыта и сложившейся практики с полной уверенностью могу заявить, что такая отмазка канает только если есть вступивший в законную силу приговор суда в отношении тех, кто человека прессовал и в этом приговоре изложены обстоятельства этого прессинга. Об этом говориться и в ст. 90 УПК РФ.

Но, в жизни таких приговоров в отношении сотрудников правоохранительных органов не так и много, поскольку:

— в большинстве случаев те, кто совершил преступление или не совершил, сами, лишь очутившись в отделении полиции, рассказывают всё, что знают.

— А оказываются они в отделении, поскольку идеальных преступлений просто не бывает.

Мне могут возразить, указав на то, что существуют так называемые «висяки» — нераскрытые преступления. Но, по моему мнению, они существуют не потому, что эти преступления идеальны, а потому, что раскрывать их не хотят (возможно по меркантильным причинам), либо, в силу низкой квалификации сотрудников правоохранительных органов, не могут.

Кроме того, давая признательные показания человек не только признает вину, но и сообщает данные об объективной стороне совершенного, как-то: сообщает место, время и способ совершения преступления, куда спрятал или выбросил орудие преступления, какой дорогой шёл, кого видел по пути и другие обстоятельства. Как результат, появляются свидетельские показания и иные доказательства причастности лица к совершенному преступлению.

Как вы сами считаете: если человек, совершивший преступление, дал признательные показания и указал куда выкинул пистолет, и этот пистолет там обнаружили, будет ли судья верить его новым показаниям в которых он утверждает, что преступления не совершал?

Другая сторона вопроса: сложившаяся судебная практика по разрешению тех или иных уголовно-правовых ситуаций. Как пример, дела по взяточничеству: ещё несколько лет назад нельзя было посадить человека, если он не был взят с поличным при передаче денег в виде взятки. Сегодня – это распространенная практика. Людей сажают за дела пятилетней давности на одних лишь показаниях людей, которые, якобы, передавали деньги.

Закрепленный в Конституции РФ принцип презумпции невиновности сформулирован так (ст.49 Конституции РФ):

1. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.

3. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

С полной уверенностью могу заявить, что принцип презумпции невиновности сегодня, да и давно уже, в России не действует (за другие страны сказать не могу).  

Посудите сами. Первый пункт ст. 49 является чисто декларативным. Отсутствие вступившего в силу приговора никак не мешает помещать людей в СИЗО на годы и другими образами ограничивать их людские потребности (общение, пища, условия жизни и т.д.).

Что касается не обязанности доказывать свою невиновность.  Мною этот пункт нормально воспринимался лишь в студенчестве. Практика же расставила все на свои места. Посудите сами: приезжает следователь на место преступления, видит труп и рядом живого человека, который не отказывается от того, что между ним и трупом, когда тот был еще живой, произошла драка. Соответственно, для следователя очевидным является наличие трупа и его неестественная смерть. Он возбуждается по убийству (ст. 102 УК РФ) или по умышленному причинению тяжкого вреда, повлекшему по неосторожности смерть (ч. 4 ст. 111 УК РФ).

И, в принципе, ему до одного места, что вместе с трупом было еще несколько его дружков, что именно они напали на человека, что у них были ножи, но, как только тому удалось отбиться, они все убежали, а он, как порядочный человек, вызвал скорую и сам пытался оказать помощь тому, кто несколько секунд назад нападал на него (все это со слов потенциального подозреваемого). Никакой следователь не будет доказывать, что вы действовали в рамках необходимой обороны или даже выходя за ее пределы – все это доказывать придется вам самим находясь в СИЗО. А какие возможности в СИЗО? Никаких!

Так же и во многих других ситуациях, где трупов нет.

Ну и… относительно последнего пункта, что неустранимые сомнения толкуются в пользу обвиняемого. Лишь от присяжного заседателя, следователя, прокурора и судьи зависит, что вызывает у них сомнения в виновности обвиняемого (ст. 17 УПК РФ). А если ничего таких сомнений не вызывает, то и трактовать их в пользу невиновности нет необходимости.

А сомнения, в принципе, не вызывает ничто, поскольку следователь, прокурор и судья зарплату получают из одного источника и руководящая и направляющая сила у них одна. И заметьте, что адвокат к субъектам, имеющим право на оценку доказательств, не относится.

Может и равноправны, но абсолютно не равны!!!

Другой, не менее важный момент, который не дает уголовному адвокату возможности в полной мере реализовать свое предназначение – это отсутствие реальных возможностей собирать доказательства. О чем речь:

Основополагающим принципом уголовного процесса в современной России является состязательность, которая предполагает, что обвинение должно доказывать виновность человека, защита – его невиновность, а суд, как независимый арбитр, должен оценить представленные доказательства и принять решение (ст. 15 УПК РФ). При этом особо указывается, что обвинение и защита равноправны перед судом.

На самом деле – может и равноправны, но абсолютно не равны!!! Полномочия адвоката (защитника) в уголовном процессе в части собирания доказательств крайне урезаны, если не сказать, что кастрированы! Ст. 74 УПК РФ дает перечень доказательств. Так вот, почти ничего из этого списка защитник не может получить самостоятельно, только через следователя! А удовлетворить ходатайство защитника об истребовании доказательств – не обязанность, а право следователя.

Следователи и суды, по привычке и из нежелания напрягаться, в удовлетворении адвокатских ходатайств об истребовании доказательств отказывают. При этом, официально, отказы мотивируются достаточностью уже собранных доказательств, свидетельствующих о виновности подзащитного.

Такой подход к доказательствам, которые бы оправдывали подзащитного или бросали тень сомнения на предъявленное обвинение, делает их получение почти невозможным!

Конечно, адвокат может опросить свидетелей с их согласия, получить заключение специалиста по какому-то вопросу, но он не может этого свидетеля предупредить об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, а специалиста за дачу заведомо ложного заключения, поскольку на это не уполномочен, а значит – грош цена этим доказательствам. Суды так их и отметают с указанием на то, что свидетели не предупреждены об ответственности за дачу заведомо ложных показаний, а специалист – за дачу заведомо ложного заключения.

Конечно, адвокаты извращаются, по-другому и не скажешь, при защите человека, но… будьте объективны – не ждите от адвокатов ЧУДА!

С уважением, Д. В. Пикунов, уголовный адвокат.


Интересно услышать возражение каждого читателя, но только если вы являетесь дипломированным специалистом в сфере юриспруденции![1]

Комментарии Не ждите от адвоката чуда!

Алена Алексеевна
16.11.2019 в 15:18

Мда….Ведение параллельного расследования, которое предпринимается защитником, это по своей сути следственные действия, попытка защитника выявить оправдывающие или смягчающие обстоятельства. Сводится же все к сбору фактических данных, которые относительны и допустимыми их может признать только следователь. Если все это учитывать, то и проведение таких действий можно признать бессмысленными, иллюзорными, не гарантирующими права подзащитного.
НО, собранные адвокатом сведения становятся доказательствами не в момент представления в дело, а после их собирания в соответствии с законом, поскольку доказательства – это не только фактически допущенные, но и потенциально допустимые для процессуального доказывания сведения, поэтому мы будем ждать от адвоката чуда, будем)))))) и надеяться на чудо тоже)))

Ответить
admin
01.02.2020 в 12:14

Спасибо за отзыв!

Ответить

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *